На рынке ипотеки надулся пузырь

На рынке ипотеки надулся пузырь

В России сформировалось идеальное сочетание факторов для ипотечного кризиса: падение реальных располагаемых доходов населения, растущие объемы выдачи ипотеки и рост цен на недвижимость, предупреждают эксперты. «Ипотечного кризиса пока в России еще не было, но всегда что-то бывает в первый раз, – отмечает доцент РАНХиГС Сергей Хестанов. – В 1998 г. практически не было ипотеки, в 2008 г. была только лайт-версия нынешнего ипотечного рынка («валютные ипотечники»). Уже через год-два рынок может отреагировать на нынешнюю ситуацию первым российским ипотечным кризисом».

Одним из основных факторов риска эксперт считает активное продвижение доступной ипотеки. «Сегодня возможность взять ипотеку появляется у тех, кто имеет минимальное количество сбережений, а иной раз – и это происходит все чаще – люди берут кредит на первоначальный взнос. Банкиры не очень любят говорить о том, что в структуре ипотечных займов львиную долю занимают кредиты с минимальным первоначальным взносом, но это так. Именно эти заемщики станут проблемными при малейшем экономическом шторме», – убежден Хестанов. Сейчас мы входим во вторую волну коронакризиса, и для кого-то падение зарплат и сокращение рабочих мест будет неизбежным, даже если «весенние блокировки не повторятся». Вероятность того, что проблемы с выплатой ипотечных займов станут массовыми, Хестанов считает очень высокой.

Рассуждения эксперта о том, что дешевеющая ипотека спровоцировала рост цен на недвижимость, лишь создав иллюзию доступности жилья, отчасти подтверждаются выводами экспертов аналитического центра «Индикаторы рынка недвижимости» (IRN). Они убеждены, что рынок растет благодаря ослаблению рубля и снижению ставок по ипотечным кредитам и банковским вкладам. «По итогам сентября стоимость 1 кв. м на вторичном рынке столицы в среднем увеличилась на 1,3% и достигла 186 600 руб. Долларовые цены на фоне ослабления рубля упали на 0,8% и составили в среднем $2490 за 1 кв. м», – приводят данные аналитики IRN. При этом, по их наблюдениям, сильнее всего дорожает именно бюджетное жилье.

В неизбежности ипотечного кризиса уверен и независимый финансовый аналитик Александр Кухтин, который считает, что сегодняшняя динамика цен может свидетельствовать об исчерпании обеспеченного спроса. «Да, средняя ставка по ипотеке сегодня на историческом минимуме. Но в этом году мы видим сохранение динамики выдачи ипотечных кредитов, которая отражает падение доходов потребителей: если в 2018 г. их выдали на 3 трлн руб., в 2019 г. – на 2,8 трлн руб., на 1 сентября текущего года – свыше 2,5 трлн руб.», – говорит Кухтин. Кредиты берут, но на длительный период: средний срок – более 18 лет, доля кредитов свыше 25 лет выросла с 12 до 17%. При этом растет сумма задолженности – с 6,4 трлн на 1 января 2019 г. до 8,3 трлн на 1 сентября 2020 г. «Тревожно, что растет просроченная задолженность, составившая на 1 сентября 2020 г. 69,7 млрд руб., – указывает Кухтин. – Ипотечное кредитование скукожилось до размера топ-10 банков, которые получают прибыль с обеих сторон: со стороны населения, берущего кредиты, и со стороны застройщиков, вынужденных работать только с использованием эскроу-счетов». Именно это и объясняет огромное количество рекламы, продвигающей ипотеку, указывает эксперт.

составил годовой темп прироста просроченной задолженности по ипотеке, по оценке Банка России

Первые признаки надвигающегося ипотечного кризиса замечают и другие аналитики, но при этом они думают, что негативного сценария можно избежать. Вячеслав Путиловский, младший директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА», полагает, что пузырь может формироваться при дальнейшем росте закредитованности населения, когда доля ежемесячного платежа перевалит за половину располагаемого ежемесячного дохода, а предложение жилья на рынке окажется избыточным. Но все же эксперт считает негативный сценарий маловероятным для нынешнего состояния экономики. «При экономическом спаде будет расти просрочка по ипотеке, реализация банками залогов по «старым» ценам станет невозможной, а массовое изъятие жилья повысит социальное напряжение. Однако в России такой эффект пока маловероятен, так как доля ипотечных кредитов в ВВП невысокая (6–7%), а ипотечная секьюритизация еще слабо развита. Вместе с этим банки не смягчали значительно требования к оценке платежеспособности клиентов, желающих взять ипотеку», – отмечает Путиловский.

1 октября Банк России направил финансовым организациям письмо, в котором призвал кредиторов не выселять из квартир, обеспеченных ипотекой, должников с просрочкой займов до 31 декабря. «Кредиторам рекомендуется принять меры, направленные на приостановление до 31 декабря 2020 г. включительно процедуры принудительного выселения должников (бывших собственников и лиц, совместно с ними проживающих) из жилых помещений, на которые кредиторами ранее было обращено взыскание в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по договору кредита (займа)», – говорится в письме. Также регулятор рекомендует до 31 декабря включительно не применять взыскание на жилье, если оно используется в качестве залога по займу граждан, при условии, что их доход снизился или они заразились COVID-19.

Дверь в никуда В России продлили льготную ипотеку. Чем сейчас опасна покупка квартиры?

Относительно молодой российский рынок ипотечного кредитования в 2020 году развивался стремительно — и все благодаря коронавирусу. Власти страны запустили ипотеку с субсидированной ставкой, чтобы поддержать спрос на жилье и не допустить провала в строительной сфере на фоне распространения COVID-19. Фокус удался, но теперь России, возможно, грозит ипотечный кризис. В последние месяцы о риске его развития неоднократно заявляли эксперты и даже некоторые чиновники. Одновременно представители различных госструктур начали активно отрицать такую возможность. Механизм ли это психологической защиты, когда субъект отказывается признать существование проблемы, или действительно сильная вера в устойчивость рынка жилищного кредитования — пока непонятно. Долговое безумие, уроки американского кризиса и неуловимый ипотечный пузырь — в материале «Ленты.ру».

Понабрали

Рынок ипотеки в кризисном 2020-м действительно растет рекордными темпами — и участники рынка жилищного кредитования открыто признают, что это происходит в первую очередь благодаря мерам поддержки строительной отрасли, которые были инициированы президентом Владимиром Путиным. Главная такая мера — это запуск льготной ипотеки на покупку квартир в новостройках. Программу он анонсировал в середине апреля, и уже спустя пару дней российские банки начали предлагать соответствующие кредитные продукты — под беспрецедентные 6,5 процента годовых.

В предыдущие годы низкой считалась ставка на уровне 10 процентов, поэтому спрос на «ковидную» ипотеку оказался высоким. Подсуетились и застройщики, вовремя организовавшие дистанционные продажи квартир и бесплатные поездки на такси до офисов продаж — покупать жилье можно было даже в период самоизоляции. По его окончании на рынке новостроек начался настоящий ажиотаж. Покупали преимущественно в кредит — по данным финансового института «Дом.рф», доля ипотечных сделок в строящихся многоквартирных домах в настоящее время достигает 90 процентов. Исследование, подготовленное специалистами Райффайзенбанка, показало, что 59 процентов российских миллениалов (людей, родившихся после 1981-го и до 1996-го) в ближайшем будущем планируют приобрести жилье, из них 79 процентов намерены взять ипотеку.

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

По предварительной оценке «Дом.рф», за девять месяцев 2020-го в России было выдано более миллиона ипотечных кредитов на 2,7 триллиона рублей — почти столько же, сколько за весь 2019 год. «Если развитие ситуации с пандемией коронавируса не потребует введения строгих ограничительных мер, то в этом году россияне оформят более 1,5 миллиона кредитов на 3,7 триллиона рублей», — говорится в материалах банка (есть в распоряжении «Ленты.ру»).

Август уже официально стал рекордным для отечественного рынка ипотеки — тогда выдали 148 тысяч жилищных кредитов на 375 миллиардов рублей (данные «Дом.рф» и агентства Frank RG). Предыдущий абсолютный рекорд был установлен в июле, когда россияне набрали ипотеки на 362 миллиарда рублей.

«Мы видим, что ипотечный рынок полностью восстановился от негативных последствий пандемии коронавируса», — констатируют в «Дом.рф». О том, насколько восстановилось финансовое благосостояние россиян и чем грозит повальное увлечение ипотекой, — ни слова.

А отдавать чем будем

По оценке международного рейтингового агентства Moody’s, общее число ипотечных заемщиков в России осенью 2020-го достигло 7-10 миллионов человек. Развитию жилищного кредитования можно было бы радоваться, но ипотечная задолженность растет на фоне явного падения доходов населения. Еще в мае стало известно, что после начала ограничительных мер из-за пандемии зарплаты уменьшились у половины граждан. В Росстате подсчитали: во втором квартале 2020 года доходы населения обвалились на 8 процентов после роста в первом на 1,2 процента. В первом полугодии показатель упал на 3,7 процента. Ожидается, что по итогам 2020-го падение составит 3 процента.

Читать статью  2022, кризис на рынке недвижимости в США?

В предыдущие годы граждане тоже явно не гребли деньги лопатой: реальные располагаемые доходы непрерывно падали с 2014-го по 2017 год на фоне затяжного кризиса. Околонулевой рост показателя был отмечен в 2018 году (плюс 0,1 процента). По итогам 2019-го доходы россиян увеличились на 1 процент в годовом выражении. Весь рост, очевидно, «съели» коронавирус и его последствия.

Логичный вопрос — как люди будут возвращать долги банкирам — волнует многих экспертов. Из числа чиновников первым об опасности расширения программы льготной ипотеки заговорил заместитель министра финансов Алексей Моисеев. Он отметил, что «мы рискуем надуть пузырь на этом рынке среди людей». Моисеев указал на растущий показатель долговой нагрузки (ПДН) заемщиков, заявив, что примерно 40 процентов россиян не могут позволить себе жилищный кредит даже под 0 процентов.

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

«Реальные располагаемые доходы граждан России начиная с 2014 года идут вниз, а выдача ипотеки — растет (как и рублевые цены на недвижимость). Идеальное сочетание для ипотечного кризиса. Ипотечного кризиса пока в России еще не было. В 1998 году — практически не было ипотеки, в 2008 году — была только лайт-версия («валютные ипотечники»). Но все когда-то бывает в первый раз», — написал экономист, доцент РАНХиГС Сергей Хестанов на своей странице в Facebook 30 сентября.

Двумя неделями позже он определил и главный катализатор развития ипотечного кризиса в России — это рост количества и доли заемщиков с низкими финансовыми возможностями. Хестанов заявил, что к настоящему времени подавляющее большинство людей, которые планировали купить недвижимость в ипотеку, уже это сделали. «Льготная ипотека стимулирует купить жилье тех, кто раньше не собирался это сделать», — подчеркнул он. По мнению экономиста, в настоящее время кредиты на жилье стали доступны людям с невысокими доходами. Многие из них в дальнейшем не смогут исправно вносить платежи.

Спустя несколько дней Центробанк напомнил о падающих доходах российских ипотечников. Заместитель председателя банка Ольга Полякова заявила, что необходимо очень взвешенно подходить к росту долговой нагрузки физических лиц. Несмотря на все предупреждения, программу льготной ипотеки продлили до 1 июля 2021 года — соответствующее постановление подписал премьер-министр Михаил Мишустин.

Российскому правительству, возможно, стоит что-то сделать для предотвращения формирования «пузыря»

Интересно, что о необходимости принятия мер для исключения жилищно-кредитного провала российскую власть предупреждали не только отечественные, но и зарубежные эксперты, в частности, представитель США — «творца» крупнейшего в истории человечества ипотечного кризиса. Эксперт по экономике американского агентства Bloomberg Скотт Джонсон мягко заявил, что России «возможно, стоит что-то сделать для предотвращения формирования «пузыря» (ипотечного — прим. «Ленты.ру»)».

Пустота по-американски

В США ипотечный кризис, спровоцировавший финансовый, а затем и мировой экономический кризисы, разразился в 2007 году. Тогда резко выросло число невыплат по ипотечным кредитам — преимущественно тем, которые выдавались «слабым» заемщикам (с низким уровнем кредитоспособности). При этом доля таких займов в 2004-2006 годах сильно увеличилась — ипотека была популярна, и банки выдавали ее если не всем подряд, то явно без особых строгостей. Большинство потенциально «плохих» кредитов оформлялись под плавающую процентную ставку.

Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

В преддверии кризиса стоимость обслуживания «плавающих» кредитов стала повышаться, ежемесячные платежи росли, соответственно, все больше и больше людей начали допускать просрочки выплат или вовсе переставали платить. Одновременно в стране упали цены на жилье, что усложнило процесс рефинансирования ипотеки. Ценные бумаги, обеспеченные ипотечными закладными, беспрецедентно обесценились. Банкиров позже обвинили в том, что они осознанно выдавали ипотеку некредитоспособным гражданам, ставя таким образом под угрозу стоимость ипотечных облигаций и благополучие их держателей.

Пик выселений ипотечных банкротов в США пришелся на 2009-2010 годы, журнал The Economist в 2009-м оценивал число отчуждений жилой недвижимости в 9 миллионов в год (против миллиона в «обычные» годы). Чтобы уменьшить масштабы социального кризиса, были запущены государственные и частные программы поддержки домовладельцев. Кроме того, главные игроки американского рынка ипотеки то и дело вводили моратории на отчуждение жилья. Несмотря на это, пустующие дома стали обыденностью.

Меры поддержки помогли лишь части заемщиков, но урок был выучен: объем ипотечного долга в США во втором квартале 2019-го достиг 9,4 триллиона долларов, превысив «кризисный» показатель 2008-го, но его качество признали высоким — после ипотечного провала банки начали очень строго оценивать потенциальных заемщиков, а неуплаты по ипотеке стали редкостью. Идеальную кредитную картину подпортил коронавирус — по итогам второго квартала 2020-го процент просрочки по ипотеке в США составил 8,2 процента, увеличившись за три месяца на четыре процентных пункта.

У нас свой путь

В России совокупный объем «плохих» ипотечных кредитов к осени 2020-го достиг 76,68 миллиарда рублей, увеличившись почти на 5 процентов за год, подсчитали в ЦИАН. По данным аналитиков, доля просроченной ипотеки стабильна — в настоящее время в целом по стране она составляет 0,9 процента от всего объема задолженности по жилищным кредитам. На первичный рынок приходится 22 процента «плохих» ипотек. «Несмотря на рекордные объемы задолженности по кредитам, их качество сохраняется на высоком уровне», — утверждают эксперты.

Фото: Роман Пименов / ТАСС

По оценке Центробанка, объем просроченной ипотеки к сентябрю составил 0,8 процента (69,73 миллиарда рублей). Регулятор сдержанно реагирует на заявления о возможном ипотечном кризисе в России. «Риск возникновения «пузырей» на отдельных региональных рынках ипотечного кредитования из-за реализации программ льготной ипотеки в настоящее время отсутствует, — говорится в аналитической записке ЦБ, опубликованной 7 октября. — Заметная часть ипотечных жилищных кредитов по-прежнему выдается на стандартных условиях. Столичные регионы остаются лидерами по получению льготной ипотеки. Несмотря на то что условия льготной ипотеки являются максимально выгодными, сохраняется влияние таких факторов, как динамика доходов населения и демографические особенности».

В Минстрое еще в сентябре заявили, что «правительство бы не стало субсидировать то, что приведет к дефолту». Замминистра Никита Стасишин, говоря об угрозе возникновения ипотечного кризиса, отметил, что в российском правительстве работают люди «с высшим образованием, а иногда и не с одним». Спустя месяц его начальник, глава министерства Владимир Якушев использовал схожую аргументацию — основным регулятором ипотечного рынка в стране является Минфин, а «там работают достаточно серьезные профессионалы», указал чиновник.

Риск формирования ипотечного пузыря прокомментировали и в Кремле — пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что за ситуацией на рынке жилищного кредитования внимательно следят. «Нет сомнения, что правительство очень внимательно за этим наблюдает», — подчеркнул Песков. Он заверил, что власти не допустят возникновения ипотечных пузырей.

Оптимизм экспертов рынка лучше обоснован. «На текущий момент я оцениваю вероятность развития полноценного ипотечного кризиса в России как низкую, — заявил «Ленте.ру» Ильгиз Баймуратов, вице-президент международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza. — Это обусловлено как относительно невысокой долей ипотечных инструментов в российской банковской системе, так и в целом относительно хорошим уровнем платежеспособности существующих заемщиков. Ипотечный кризис потенциально может возникнуть в результате резкого и значительного снижения уровня доходов населения, чего не должно произойти с учетом обещаний властей не вводить полноценный локдаун».

Фото: Антон Белицкий / «Коммерсантъ»

В «Объединенном кредитном бюро» (ОКБ) тоже считают, что о кризисе говорить преждевременно: по данным аналитиков, в России просрочено «всего» 0,92 процента от ипотечного портфеля банков (в период американского кризиса просрочка достигала 12,1 процента). «В 2019 году у банков был высокий аппетит к риску, поэтому когда в начале этого года по российской экономике ударила первая волна коронавируса, то часть клиентов не смогла продолжать платить по ипотеке, — рассказал Артур Александрович, генеральный директор ОКБ. — Впрочем, рост уровня просрочки не вызвал каких-либо системных рисков, а банки стали осторожнее. Сейчас мы видим, что выданные после апреля ипотечные кредиты значительно более высокого качества, чем год назад. То есть банки стали кредитовать более надежных заемщиков».

Читать статью  Как заработать на недвижимости в 2021 году: эффективные стратегии

Бешеный рост российского ипотечного рынка объясняется эффектом «низкой базы» (малой долей ипотечных кредитов в ВВП страны), полагает генеральный директор Рейтингового агентства строительного комплекса (РАСК) Николай Алексеенко. Предпосылок для наступления кризиса он тоже не видит. «У нас отсутствует ключевой элемент кризиса — переизбыток предложения, который способен обрушить цены на рынке недвижимости», — заявил Алексеенко. В «Русипотеке» допустили рост числа просроченных кредитов, но не формирование ипотечного пузыря.

В золотой середине — бывший депутат Госдумы, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Иван Грачев, в 1990-х участвовавший в разработке законов об ипотеке и ипотечных ценных бумагах. «Можно оценить, что ипотечный кризис Россию на самом деле ждет, но он все-таки не будет катастрофическим, — полагает эксперт. — С точки зрения экономики страны это вообще будет достаточно незначимое событие. Впрочем, оно весьма значимо с точки зрения многих десятков тысяч семей, которые попадут в дефолтные обстоятельства». Грачев не рекомендует брать ипотеку с первоначальным взносом меньше 30 процентов и без «ежемесячных доходов на семью в объеме стоимости одного квадратного метра жилья».

Все зря

Главным разочарованием, ассоциированным с программой льготной ипотеки, может стать не рост объема неплатежей, а удорожание жилья, спровоцированное ажиотажным спросом. Согласно статистике «Мира квартир» (есть в распоряжении «Ленты.ру»), в первом полугодии 2020-го квартиры подорожали в новостройках 63 из 70 крупнейших городов России, в семи — подешевели. В среднем только за полгода цены на первичном рынке недвижимости поднялись на 6 процентов, подсчитали аналитики.

«Я была уверена, что там живет шваль» Мать-одиночка о том, как самой купить жилье в России и не сойти с ума

«Я была уверена, что там живет шваль» Мать-одиночка о том, как самой купить жилье в России и не сойти с ума

Соседский союз Коммунальные квартиры вновь популярны в Москве. Почему люди хотят жить по-советски?

«Несомненно, рост цен на новостройки обусловлен дешевой ипотекой, субсидируемой из государственного бюджета, — признают эксперты. — Это был роскошный антикризисный подарок застройщикам, которым теперь не нужно снижать ценовую планку, чтобы привлечь покупателей».

Николай Алексеенко предупредил о риске подорожания квартир в новостройках в середине октября, когда еще не была продлена программа льготной ипотеки. Он отметил, что она так или иначе уже «подогрела» цены на рынке на 15-20 процентов. «Как итог, эффект для людей от нее во многом нивелировался», — заключил эксперт.

Сгладить разочарование поспешили в правительстве — вице-премьер России Марат Хуснуллин обозначил недопущение роста цен на жилье как одну из приоритетных задач в строительной отрасли. Премьер-министр Михаил Мишустин на встрече с лидерами думских фракций пообещал, что власти будут «добиваться всецело отсутствия этого роста (цен на жилье — прим. «Ленты.ру»)». Руководитель аналитического центра «Дом.рф» Михаил Гольдберг на конференции «Mecce Мюнхен Рус» и ИД «КоммерсантЪ» заявил, что рост цен на жилую недвижимость не будет отрицательно сказываться на уровне доступности жилья для граждан, не уточнив, как именно планируется этого достичь (материалы выступления есть в распоряжении «Ленты.ру»)

Сами россияне искренне верят, что сейчас — хорошее время для покупки жилья. Помешать им, похоже, не могут ни еженедельно повышающиеся ценники в новостройках, ни растущая долговая нагрузка, ни даже традиционное ожидание «светлого будущего», в котором стоимость жилья непременно упадет. А роль коронавируса, невольно разогнавшего большую ипотечную машину России, в общественном сознании вообще сведена к нулю.

Если вы стали свидетелем интересного события или у вас есть история для отдела «Дом», напишите на этот адрес: dom@lenta-co.ru

Резкие движения недвижимости: как рынок перенес прежние кризисы и чего ждать сейчас

Резкие движения недвижимости: как рынок перенес прежние кризисы и чего ждать сейчас

По данным ВЦИОМ, две трети россиян считают покупку недвижимости лучшим способом вложения денег. При этом нынешний кризис застал многих врасплох: люди не понимают, как сохранить сбережения и что будет с ценами на квартиры. Циан.Журнал вспомнил, как на рынке недвижимости отражались экономические неурядицы прошлых лет.

Кризис 1998 года

По воспоминаниям экспертов, в результате первого за постсоветскую историю России кризиса особенно пострадала банковская система, но досталось и прочему бизнесу.

К тому времени банки и многие другие предприятия получили сравнительно дешевые и «длинные» зарубежные кредиты, и у страны вырос внешний долг. Одновременно с этим страну настиг кризис ликвидности, связанный с обвалом азиатских экономик в 1997-м. Третьим слагаемым краха стали низкие мировые цены на ископаемое сырье, четвертым — собственные просчеты правительства, которое фактически создало в России государственную «пирамиду» краткосрочных облигаций (ГКО).

В итоге у страны попросту не хватило денег, чтобы ответить по всем своим обязательствам. На фоне общемировой финансовой нестабильности иностранные банки перестали кредитовать российских заемщиков и реструктуризировали долги отечественных компаний, в том числе застройщиков. 17 августа правительство и Центробанк объявили о заморозке зарубежных выплат и техническом дефолте по ГКО. Это был первый в истории случай, когда страна не смогла выплатить внутренний долг в национальной валюте.

Итогом этого стал масштабный кризис внутри страны, который ударил и по рынку недвижимости. В августе-сентябре 1998 года на нем не осталось желающих брать подорожавшие кредиты, а немногие существовавшие девелоперские проекты приостановились. В те времена рынок первичной недвижимости в нашей стране только начинал формироваться: появились первые жилые комплексы, преимущественно массового сегмента, которые возводились в новых районах Москвы — Митино и Бутово.

Поэтому основной удар на себя приняла «вторичка». На протяжении двух лет, с августа 1998-го по июнь 2000-го, среднее падение в долларовом эквиваленте составило 30%: от $1000 до $700 за квадратный метр.

В пересчете на условные единицы цена «квадрата» в Москве за первые полгода снизилась на 25–30%. Затем расценки упали еще на 10–12%.

С конца 1990-х стоимость московского жилья на «вторичке» фиксировалась именно в долларах. Американская валюта фигурировала в объявлениях СМИ, покупатели и продавцы рассчитывались через банковскую ячейку. В новостройках цену тоже могли зафиксировать в условных единицах, привязанных к курсу доллара.

В 1998 году однокомнатная квартира в панельном доме стоила $25–30 тыс., а через год после начала кризиса за $35–40 тыс. можно было купить уже трехкомнатную квартиру.

Категорию недвижимости в первую очередь определяли местоположением, соседями и уровнем евроремонта. К бизнес-классу относили монолитно-кирпичные дома точечной застройки, расположенные в обжитом районе Москвы и с небольшим числом соседей.

«Во время кризиса стандартная однокомнатная квартира продавалась около полугода. Цену снижали каждую неделю. Информацию о жилье тогда в основном распространяли через газету „Из рук в руки“. Необходимо было положить рукописное объявление в ящик или выслать по почте, и примерно через пару недель его публиковали в газете. Иногда цена не успевала за ситуацией на рынке, и размещенное объявление становилось неактуальным», — вспоминает управляющий партнер девелоперской компании Touch Сергей Шиферсон.

Примечательно, что в июле 1998 года, всего за месяц до дефолта, в России приняли закон «Об ипотеке». Жилищные займы стало выдавать АО АИЖК (ныне АО «Дом.рф» — Ред.) и некоторые коммерческие банки.

Кризис 2008 года

Спустя 10 лет после кризиса 1998-го страну постиг новый финансовый обвал. К этому же времени цены на московские квартиры подошли к историческому максимуму.

Если предыдущий коллапс был вызван огромным госдолгом и крахом рынка краткосрочных гособлигаций, то в 2008 году сложности в России начались из-за ипотечного кризиса в США и одновременного резкого падения цен на сырье. Средняя стоимость нефти в это время снизилась со $120 до $55–60 за баррель.

Особенностью экономического кризиса 2008 года стало то, что во время него упала ликвидность даже такого страховочного актива, как недвижимость, и никто не понимал, что с этим делать.

В результате возник перелом кредитной системы, начались массовые неплатежи и остановки строек.

«Ключевые девелоперы перестали рассчитывать на западных инвесторов, которые в основном ушли с внешних рынков решать проблемы на домашних. Российский рынок восстанавливался около двух лет за счет собственных капиталов и ресурсов», — вспоминает председатель правления инвестиционно-девелоперского холдинга ХК «Сити 78» Руслан Гайсин.

У потребителей резко сократились доходы. На фоне этого застройщики стали оптимизировать квартирографию. Так на первичном рынке появилась новая классификация недвижимости: теперь проекты ранжировались по уровню цен, средней площади лотов и качественным характеристикам.

Читать статью  Загородный рынок: спрос растет быстрее предложения

К 2008 году рынок первичного жилья в России был уже достаточно развит, поэтому коллапса здесь не наблюдалось. Цены упали на 10–15%.

Покупателям в те времена уже была доступна ипотека как для приобретения новостроек, так и для вторичного жилья. Однако продавцы «вторички» неохотно заключали договоры по ипотечным программам: эти сделки надолго затягивались — срок регистрации квартир достигал месяца.

«Время экспозиции стандартной квартиры увеличилось от шести месяцев до года-полутора. Первыми „уходили“ высоколиквидные лоты — однокомнатные и двухкомнатные. А вот многокомнатные квартиры зависали на срок до 2–2,5 года и продавались только с дополнительным дисконтом. Ипотека на тот момент составляла 15–20% в объемах продаж новостроек, значимая часть сделок — до 30% — осуществлялась параллельно с продажей людьми своего предыдущего жилья», — рассказал Сергей Шиферсон.

Тем не менее в 2008 году спрос на массовое жилье быстро восстановился, а на землю и загородные дома — и вовсе не пострадал. Сильнее всего тогда просел сегмент премиальной недвижимости, поскольку богатые люди более настороженно относились к тратам.

Кризис 2014 года

Причинами случившегося в 2014 году кризиса послужили как мировая экономическая рецессия, так и внешнеполитические решения руководства России. Оба этих фактора в итоге сформировали новую экономическую реальность: после снижения цен на нефть и введения санкций рубль резко ослабел по отношению к иностранным валютам.

В декабре 2014 года ЦБ решил повысить ключевую ставку с 10,5 до 17% годовых, чтобы ограничить девальвационные и инфляционные риски. Рынок недвижимости встретил это решение ажиотажным спросом, из-за которого выросла стоимость жилья.

«Люди кинулись спасать свои сбережения от обесценивания. На такую активность застройщики отреагировали ростом цен. Позже это привело к падению продаж и дальнейшему снижению расценок», — говорит Наталия Кузнецова, генеральный директор агентства недвижимости «Бон Тон».

В 2014-м средняя стоимость квадратного метра в Москве достигла 190 тыс. рублей. Годовой прирост составил 12%. К новым реалиям покупатели и участники рынка привыкли к началу 2016 года.

Но затем последствия введения санкций и падения рубля остро ощутило все население страны: покупательная способность россиян существенно снизилась.

Председатель правления концерна «Русич» Александр Ванчура подчеркивает, что в кризис 2014-го, как и в 2008-м, девелоперы стали меньше строить, а покупатели — меньше получать и тратить (особенно в комфорт- и бизнес-классе).

В отличие от 2008-го, в 2014 году кризис сильно отразился на эконом-сегменте жилья, однако тогда застройщики получили поддержку в виде льготной ипотеки. Во многом именно она спасла отрасль от более тяжелых потрясений.

Как и в прошлые периоды, под удар также попал вторичный рынок. Из-за высокого дисконта (до 15–20%) почти в два раза упали объемы одобренных и выданных кредитов, а потенциальные покупатели перестали рассматривать недвижимость на вторичном рынке как привлекательную инвестицию.

По воспоминаниям Сергея Шиферсона, наиболее ликвидными лотами тогда стали небольшие квартиры, а в дальнейшем развился новый тренд — продажа жилья с отделкой.

Кризис 2022 года

Спады 1998, 2008 и 2014 годов имеют индивидуальные предпосылки, отличаются степенью влияния на рынок, но их итог для населения был единым: падение доходов, высокий уровень инфляции и слабый рубль. Все это негативно сказывалось на покупательной способности.

В 2021-м в России ввели в эксплуатацию рекордные объемы жилья — 93 млн кв. м. Каждый рубль, вложенный в строительство, до кризиса давал экономике до четырех рублей прироста.

«В 2019–2021 годах цены на жилую недвижимость росли, а в 2020-м за счет низкой ставки по ипотеке и вовсе произошел строительный бум. Жилищное кредитование в России, к слову, обеспечивает до 80% спроса», — говорит инвестиционный аналитик Анна Заботкина.

Нынешний кризис логически вытекает из предыдущих. Из-за расширения и ужесточения западных санкций упал курс рубля, ускорилась инфляция и, как следствие, была резко повышена ключевая ставка ЦБ. Ситуацию усугубил уход с российского рынка многих поставщиков и других смежных бизнесов.

Из позитивных факторов — льготная ипотека, возможные преференции для застройщиков и освобождение от штрафов из-за срыва сроков строительства.

Отличие этого кризиса от предыдущих — его ожидаемость, которая позволила государству и финансовой системе сформировать запас прочности, указывают эксперты.

«Пандемия стала своего рода „репетицией“, во время которой заложили и опробовали новые механизмы регулирования. Серьезным подспорьем и для строительного бизнеса, и для населения стала поддержка государством льготной ипотеки. В сложившихся условиях для большинства людей это, пожалуй, единственно возможный способ покупки жилья», — утверждает Наталия Кузнецова.

Несмотря на это, в марте 2022-го средняя стоимость квадратного метра в Москве выросла на 5% — до 266 тыс. рублей. По словам заместителя председателя правления Абсолют-банка Антона Павлова, за ростом цен может последовать падение и длительная стагнация.

«Так было, например, в 2014–2015 годах. Причин тому несколько: реализация будущего спроса, действие высоких ставок по ипотеке, снижение покупательной способности населения», — говорит эксперт.

По его мнению, даже при снижении ставок в ближайшие месяцы их уровень будет недостаточным для поддержания тех темпов роста рынка недвижимости, которые мы наблюдали последние годы. Но сделки, безусловно, будут и на вторичном рынке. В частности, альтернативные — люди будут продавать имеющееся жилье с целью покупки квартир большей площади или размена.

«Действие государственных программ позволит поддержать рынок строящегося жилья. В этом сегменте, скорее всего, как раз и будет наибольший рост. Однако, как уже показывала практика прошлых лет, действие льготных программ может также способствовать разгону цен на недвижимость», — говорит Павлов. По его мнению, во второй половине года или чуть ранее цены на жилье могут снизиться, но сделок будет меньше, чем в 2021 году.

Сегодня многие девелоперы приостановили новые крупные проекты или готовятся к их заморозке, и это может привести к сложностям на рынке недвижимости.

Но, по словам Руслана Гайсина, панических настроений среди застройщиков нет: «Все просто ждут новых правил игры. Когда волатильность спадет, станет ясно, как скорректировать финансовые модели».

Эксперт уверен, что последствия текущего кризиса будут менее болезненными, чем в 2014-м, поскольку заметного падения спроса пока не произошло («государству должно хватить ликвидности — в том числе на дотирование строительной отрасти»).

Рост цен на недвижимость исторически начинался во время сильного снижения курса национальной валюты, но после происходила коррекция, и цены падали. Такой же динамики стоит ожидать сейчас, убежден заведующий кафедрой ипотечного кредитования Финансового университета при правительстве РФ Александр Цыганов.

«Квартира в представлении большинства россиян — один из самых надежных способов сохранения средств, ее можно сдать и передать в наследство. Даже если цены упадут, можно будет ждать их роста в будущем. Наконец, это наглядное материальное воплощение сбережений, в котором можно просто жить», — полагает эксперт.

Президент Российской гильдии управляющих и девелоперов Александр Шарапов рассказывает о двух сценариях дальнейшего развития событий:

«Будет либо стагнация, либо незначительный рост цен, который продлится недолго — до года-полутора. В худшем случае мы увидим коррекцию цен, но только на наименее ликвидные объекты. Глобально все зависит от внешнеполитических факторов. С учетом уже введенных санкций международные агентства прогнозируют, что по итогам 2023 года ВВП России перестанет сокращаться. Уверен, что даже при самом плохом раскладе в течение двух-трех лет динамика роста цен отыграет свое и превысит инфляцию», — говорит эксперт.

Но предугадать тенденции на рынке сегодня все равно очень сложно. «В любом случае после каждого кризиса мир продолжает существовать и подстраиваться под новые реалии. Мы продолжаем планировать будущее и откладывать деньги на свои жизненные финансовые цели. Сегодня я бы порекомендовала с осторожностью рассматривать рынок новостроек. Если вы планируете приобрести недвижимость, я бы посоветовала рассмотреть вторичное жилье: цены там выше, но и риска гораздо меньше. Следует учесть и инфляцию, которая стремительно растет», — заключает Анна Заботкина.

Источник https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2020/10/04/842053-rinke-ipoteki

Источник https://lenta.ru/articles/2020/11/12/mortgage_crisis/

Источник https://www.cian.ru/stati-rezkie-dvizhenija-nedvizhimosti-kak-rynok-perenes-prezhnie-krizisy-i-chego-zhdat-sejchas-324638/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: